Суббота, 25.11.2017, 01:22
Приветствую Вас Гость | RSS

WARMAN

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

30 флотилия подводных лодок ВМС Германии в Черном море 1942-1944г.г.
30 флотилия подводных лодок Военно-Морских сил Германии. 30-я флотилия подводных лодок Германии образована 1 октября 1942 года, расформирована в октябре 1944 года. Местом базирования штаба и кораблей была Констанца (Румыния). Временное базирование отдельных лодок в марте - апреле 1944 года было развернуто в Севастополе и в Феодосии – именно в это время немцы ожидали активное участие эскадры Черноморского флота в боевых действиях за Крым. Но не дождались и вернулись в Констанцу. Обвели их, в очередной раз, наши черноморские адмиралы – не вышли в море. Предоставили право пехоте, авиации и «москитному флоту» возвращать Крым и базу Черноморского флота - Севастополь. За период активных боевых действий с конца 1942 года до конца лета 1944 года шесть малых подводных лодок немцев потопили 26 кораблей и судов советского Черноморского флота общим водоизмещением 45426 бр.-рег. тонн. На вооружении флотилии находились малые германские подводные лодки серии IIB: U-9, U-18, U-19, U-20, U-23, U-24 постройки 1935-1936 г.г. В начале Второй Мировой войны до 1940 года всем им пришлось повоевать у восточного побережья Англии. Тогда командующий подводными силами Германии адмирал Денниц только начинал развертывание своего флота и каждая лодка была на счету. У причалов Киля и Вильгельмсхафена долго они не застаивались – загрузка торпед, заправка топливом, последний инструктаж командира и … «мальчики Денница» опять дома - в море. Кстати, к этим лодкам он лично относился с большим уважением, считая их очень удачными для своего класса. До мая 1942 года малые лодки использовались в боевых и учебных флотилиях на Балтике. Решение о переводе лодок на Черное море было принято на высшем уровне руководства ВМС Германии по результатам затянувшихся для немцев боев за Крым и Кавказ в марте-апреле 1942 года. Лодки водоизмещением около 250 тонн были предельно облегчены, частично разобраны. Габариты и веса их были приведены в соответствие с требованиями к перевозкам по бетонным, прямым как стрелы автобанам Германии и транспортировки по речным каналам, водным путям Восточной Европы. Заготовлены автомобильные транспортеры для сверхтяжелых грузов. И … поехали. Маршрут стандартный: из германских портов Северного моря и Балтики по Эльбе до Дрездена, оттуда по автостраде в Регенсбург и потом вниз по Дунаю на Черное море. Транспортировка осуществлялось по мере выделения и готовности лодок в несколько этапов. В сентябре 1942года лодки U-24, U-9, U-19 были первыми переведены в Румынию на судоремонтный завод в Галац. Первой была восстановлена и принята в боевой состав флотилии лодка U-24. Она же первая вышла 27.10.42 в боевое патрулирование к побережью Кавказа под командованием молодого, но уже достаточно опытного подводника капитан-лейтенанта Клауса Петерсона. Обычно походы длились две недели. Реже три недели. После государственного праздника Германии - 7 ноября – вышла в море U-9 (с 11.11.42 по 1.12.42) под командованием старшего лейтенанта флота Ганса-Иохима Шмидт-Вейхерт. Ввод в строй U-19 задержался до начала ноября из-за затянувшегося перехода лодки по Дунаю. После приема лодки в боевой состав флотилии, отработки экипажа и подробного анализа и разбора первых патрулирований у берегов Кавказа, празднования Рождества, Нового Года U-19, наконец, вышла в Черное море (с 21.01.43 по 19.02.43) под командованием старшего лейтенанта флота Ганса-Людвига Гауде. Подводные лодки серии IIA, IIB у плавбазы в Бремене. Вторую партию лодок в составе U-18, U-20, U-23 по техническим причинам не смогли переправить в Галац до конца речной навигации 1942 года. Сразу после схода льда на Дунае весной 1943 года лодки были доставлены в судоремонтный завод и введены в боевой строй 30-ой флотилии (соответственно: 6.05.43, 27.05.43 и 3.06.43). После краткой, но насыщенной предпоходовой подготовки вышла в море к берегам Кавказа U-18 (с 26.05.43 по 9.06.43) под командованием старшего лейтенанта флота Карла Флейге. За ней U-20 (с 22.06.43 по 29.06.43) под командованием старшего лейтенанта флота Клеменса Шолера и завершила процесс формирования флотилии выходом в боевой поход U-23 (с 27.06.43 по 19.07.43) под командованием старшего лейтенанта флота Рольфа-Биргера Вахлема. Практически до мая 1944 года в руководстве флотилии «текучести кадров» не было. Командиры лодок, приобретя в скоре боевой специфический опыт подводной войны на Черном море, у берегов Кавказа в условиях абсолютного контроля с воздуха и сильной противолодочной обороны на советских коммуникациях, особенно на подходах к портам базирования черноморской эскадры (Туапсе, Поти, Батуми) оставались во флотилии до конца активных боевых действий. Все они отличились своей результативностью, с учетом особых условий боевых действий на Черном море. Особенно отличился командир U-18 Карл Флейге. За боевые успехи уже в октябре 1942 года он был награжден Германским Крестом в золоте, а июле 1944 года получил высшую боевую награду Третьего Рейха – Рыцарский Крест. Старший лейтенант флота Карл Фрейге. За весь период службы на Черном море он семь раз выводил свою лодку на боевые патрулирования и провел в общей сложности 199 суток со своим экипажем во враждебных для немцев водах. Подводная лодка серии IIB во время межпоходового ремонта. Технические данные подводных лодок Германии серии IIB:
Водоизмещение (тонн) 279 (надводн.), 328 (подводн.), 414 (наибольшее)
Длинна корпуса (м) 42,70 наибольшая, 28,20 прочного корпуса
Ширина (м) 4,08 (по WL), 4,00 (прочный корпус)
Осадка (надв) 3,90 м
Высота корпуса габаритная 8,60 м
Двигатели (л/с) 700 (дизель), 360 (электр)
Время погружен 25 сек на периск. глуб.
Скорость хода максим. (узлов) 13,0 (надводн.), 7,0 (подводн.)
Дальностьплавания (миль / узлов) 3100/8, (надводн.) 43/4 (подводн)
Торпеды 5, 3/0 (нос / корм. аппараты)
Мины12 TMA
Палубное орудие нет
Экипаж 5 офиц., 9 унт-оф., 14 матр.
Предельная глубина погружения 150 м
Рабочая глубина погружения  100 м

Первым командиром флотилии, ее организатором, стал капитан-лейтенант Хельмут Розенбаум (с октября 1942 года по май 1944года) – кавалер высшего военного ордена Германии - Рыцарского Креста. Награжден в августе 1942 года за выдающиеся боевые успехи в качестве командира подводной лодки в Атлантике и в Средиземном море. Родился 11 мая 1913 года близ Лейпцига. В 19 лет добровольцем поступил на службу в возрождаемый после 1 Мировой Войны ВМФ Германии. С ноября 1932 года по 1935 год прошел полный курс обучения будущего морского офицера. После многомесячной стажировки на легких крейсерах «Кенигсберг» и «Нюрнберг» получил в январе 1936 года первый офицерский чин. К тому времени начал возрождаться и подводный флот Германии в составе 1-ой флотилии «Веддиген» с 18 подводными лодками серий 2А и 2Б. Командиром флотилии был очень известный, в последствии, главный теоретик и практик подводной войны в Германии капитан 2 ранга Карл Дённиц. Форма одежды офицеров- подводников Германии в 1935- 1945 г.г. Отбором командиров и офицеров в состав первой флотилии подводных лодок он занимался особенно тщательно. По этому можно смело утверждать, что молодой лейтенант Розенбаум попал в подводный флот не случайно и, видимо, по огромному желанию и с определенными способностями. В наше время этот отбор можно сравнить с отрядом космонавтов. В 1937 году Розенбаум попал во «второй набор» офицеров-подводников. После полутора лет успешной службы и освоения новой сложной морской специальности «Папа-Дёниц», как звали за глаза командира флотилии его офицеры, посчитал в феврале 1939 года возможным доверить старшему лейтенанту флота Розенбауману одну из своих подлодок – U-2. Весной 1939 года U-2 успела совершить боевой поход в воды Испании и до начала 2-ой Мировой Войны экипаж и молодой командир лодки приобрели боевой опыт. Первой наградой Розенбаумана был, так называемый, «Испанский Крест». До августа 1940 года лодка U-2 во главе с уже капитан-лейтенантом Розенбаумом совершила еще один успешный боевой поход в проливную зону Ла-Манша, контролируемую противолодочными силами англичан. К этому времени командующий подводными силами Германии контр-адмирал Денниц поняв по боевым делам, что очередной его «мальчик» - «подрос», назначает Розенбаумана командиром «U-73» серии VIIB - лодки атлантических просторов и больших возможностей. Талант подводника и тактика развернулись в полную силу. С сентября 1940 года по сентябрь 1942 года было совершено 8 боевых походов, в общей сложности в море проведено 250 суток в сложнейших условиях противодействия морской стихии и двум Великим морским Державам – Англии и США – со всеми их техническими и людскими ресурсами, когда среднестатистическая «жизнь» немецкой подводной лодки в Атлантике длилась 1-2 похода. Главнокомандующий ВМС Германии в 1943 -1945 г.г. Гросс- адмирал Карл Дёниц Флаг Гросс-адмирала Карла Дёница Наградные Боевые Знаки подводников Германии Как одному из самых опытных подводников, Денниц поручает ему в январе 1942 года возглавить отряд лодок для прорыва «заднего двора Англии» - пролива Гибралтар для последующего ведения боевых действий в Средиземном море. И с этой задачей он успешно справляется. Жаль, не сохранились кальки боевого маневрирования и уклонения от противолодочных сил англичан, охранявших узкое горло Гибралтара, «как собственную спальню» - по меткому выражению одного из офицеров-подводников. Уверен - по этим схемам можно было учить не одно поколение будущих асов глубин. Но и это было еще не все! Обратимся к воспоминаниям Карла Денница: «11 августа 1942 года «U-73» потопила английский авианосец «Игл», который охранял конвой, направляющийся на Мальту. Командир «U-73» дал пройти идущим перед авианосцем транспортам, хотя они и представляли собой хорошую цель. Командир лодки рисковал: конвой мог изменить курс, что лишило бы его шансов на успех. Но он правильно считал важнейшей задачей потопление авианосца, потому что германские и итальянские самолеты после выхода его из строя получили бы превосходную возможность атаковать конвой, оставшийся без воздушного прикрытия. И этой цели командир подводной лодки добился. После потопления авианосца конвой в результате налетов германских и итальянских бомбардировщиков понес тяжелые потери». Это уже расчет не рядового командира лодки, стремящегося выполнить атаку при первой возможности. Это расчет, хладнокровие и умение Мастера. По результатам его службы, накопленного опыта и способностей он был награжден высшей наградой Рейха и назначен командиром формируемой на Черном море 30 флотилии подводных лодок серии IIB - тех самых «старушек», на которых он начинал свою службу. Как, в свое время, Денниц, он получил полную свободу действий в «своей» флотилии. Как и его именитый учитель, он обращал особое внимание подготовке вновь прибывающих экипажей, отрабатывая до автоматизма возможные сценарии боевых действий, повреждений, аварийных ситуаций о которых он знал не понаслышке. Капитан-лейтенант германского флота Хельмут Розенбаум. Фото сделано 12 .08. 42, в день возвращения из похода и награждения Рыцарским Крестом. Днем раньше его лодка потопила английский авианосец «Игл». Через два месяца он начнет формировать 30-ю флотилию пл на Черном море Тщательно отрабатывал с командирами и расчетами центральных постов разные схемы атак возможного на Черном море противника. И когда посчитал, что его экипажи готовы - лодки начали выходить одна за другой на кавказские морские коммуникации советского Черноморского флота. Высшая военная награда Германии в 1939 – 1945 г.г.: Рыцарский Крест. Черноморский флот к тому времени пережил многое: и обстрел Констанции с потерей лидера «Москва», и высадку десанта в Григорьевку с потерей эсминца «Фрунзе», и походы в Севастополь с подрывами на собственных минах кораблей и судов. Кстати, хоть бы один военно-морской историк объяснил бы – против кого Черноморский флот выставил в первые дни войны столь обширные и плотные минные заграждения, которых до сих пор боятся мореплаватели на подходах к Севастополю. Угрозы из-под воды Черноморский флот еще не знал. Трудно было назвать «угрозой» одну румынскую устаревшую подводную лодку, которую из порта боялись выпускать – поплавать у берега. Правда это не мешало в боевых донесениях командиров наших эсминцев и других малых и больших кораблей не раз «доносить» о ее потоплении. Вот был конфуз, когда в августе 1944 года была взята Констанца и там неожиданно обнаружились все «утопленницы», все румынские и немецкие подводные лодки, за исключеним трех, которые в это время были в боевом походе и были затоплены своими экипажами у турецкого берега, у Эрегли, так как деваться в Черном море немцам к 10 сентября уже было некуда – болгары – верные союзники в войнах против русских – и те сдались, почуяв откуда ветер дует. А наши противолодочные корабли, наши МО – малые охотники за подводными лодками - были заняты во время войны на Черном море чем угодно: высадками десантов, обороной кораблей и судов от авиации противника, разведкой побережья, дозорной службой на рейдах, даже работали за тральщиков, бомбя донные акустические и магнитные мины, но свою прямую обязанность – противолодочную оборону они не знали и ни опыта, ни технической возможности для этого не имели. В то время как на просторах океанов флоты-гиганты всего Мира только этим, в основном, и занимались уже более трех лет, достигнув вершин боевого и технического искусства и перетопив с обеих сторон миллионы тонн корабельной стали и грузов. Первыми жертвами развернувшейся на Черном море подводной войны пали те самые МО, так как большие корабли Черноморской эскадры в море почти не выходили, а плотно «сидели на бриделях» в Поти и Батуми. А после очередной неудачной попытки «показать свой флаг» у берегов Крыма 6 октября 1943 года с потерей одного за другим трех эсминцев – и вовсе товарищ Сталин запретил кораблям оставшимся от Черноморской эскадры выходить в море до конца войны. Черноморские моряки, всегда отличавшиеся особой дисциплиной и организованностью, приказ товарища Сталина выполняли с рвением и беспрекословностью. В результате, после окончания войны на Черном море, когда флоту разрешили вернуться в родной Севастополь, входящая на рейд эскадра представляла грозную силу: линкор «Севастополь», крейсера «Молотов», «Ворошилов», «Красный Кавказ», «Красный Крым», эсминцы «Сообразительный», «Бодрый», «Бойкий», «Железняков», «Незаможник». Жаль, что этот парад бережно сохраненной военно-морской мощи не видел простой русский солдат, вместе с десятками тысяч погибших при освобождении Крыма и Севастополя, «беря» непреступные для них немецкие укрепления, но доступные для обстрела сверхмощной корабельной артиллерии эскадры с моря. Против кого всю эту красоту берег товарищ Сталин? Если не против немцев, так значит против американцев и англичан! Если кто-нибудь знает другой вывод – с удовольствием выслушаю. Второй жертвой от немецких лодок пал сам товарищ Сталин! В смысле: пароход с одноименным названием. В то славное время именем «самого» абы-кого не называли. Это был самый большой, самый быстрый, самый передовик социалистического соревнования с лозунгами на весь капитанский мостик типа «Ударим по врагу…». Вот враг и ударил – откуда совсем не ждали. В радость опечаленным читателям могу сказать, что враг за это жестоко поплатился. За 5 дней до взятия нашей пехотой Констанции, разумеется с суши - откуда же еще военно-морские базы «брать», порт начисто разбомбили наши славные сталинские соколы, чтобы, ясное дело, все румынские корабли и немецкие подводные лодки в полном составе врагу не достались. Правда, меньше через неделю большие флотские и армейские начальники в порт, все-таки въехали на белых конях и развивающимися знаменами на разбитые причалы Констанцы и … по русскому обычаю почесали за ухом: «Что-то мы погорячились. Веть, таперича, оно ВСЕ – НАШЕ! Что же мы так: не по-хозяйски?» Прямым попаданием авиабомбы была у причала потоплена и «та самая», которая против священного имени торпеду пустила. Ее подняли, перевели в город русских корабелов в Николаев, где строго - настрого приказали оставшимся в живых корабельным мастерам перековать «немчуру» на русский лад, поскольку за войну перетоплено наших черноморских лодок было не меряно, а немецкая техника всегда ценилась, как и в наше дни. Но, что-то у наших «левшей» не сложилось и восстановить полностью «немку» не смогли. Тогда, в 1947 году, большое флотское начальство вспомнило нанесенную «немкой» обиду и приказало: лодку на рейд севастопольский перетащить и … расстрелять! Приказ был выполнен точно. Наша лодка - «малютка» М-120 на Балаклавском рейде U-18 и заодно U-24 (тоже в свое время была – не подарок для черноморских адмиралов) торпедами потопила. А говорят: «После драки - кулаками не машут!» Неправда! Машут! Особенно наши черноморские адмиралы! Уж очень обидно было, что какой-то капитан-лейтенант наших героических адмиралов дрожать заставил. А если бы Иосиф Виссарионович по-серьезному отнесся, что его имя в Черном море мочат?! Очень возможно, что U-9 до сих пор еще существует. Но этот факт требует серьезной проверки, т.к. по одним данным она была разобрана на металл еще в 1946 году, а по другим … Автор помнит, что при обучении его «на морского офицера» еще в 70-х годах прошлого века, при отработке свободного всплытия из торпедного аппарата на УТС (учебно-тренировочной станции) на берегу Стрелецкой бухты в ЧВВМУ имени П.С. Нахимова (всем привет, кто помнит!) – инструкторы рассказывали, что эта УТС – это немецкая лодка «малютка», поставленная здесь сразу после войны, когда восстанавливалось наше славное училище из руин. Других «малюток» подводного плавания немецкого происхождения кроме IIB серии на Черном море не было, а везти сюда с другого моря в послевоенное время – просто невероятно. А используя метод исключения получаем искомое: U-9 или, как её успели назвать в советском флоте – ТС-16. Материалы военно-исторических архивов, особенно немецких (по определению) бережно хранят многочисленные факты, даты, фамилии людей переживших, а большей частью не переживших величайшее потрясение человечества – Вторую Мировую войну. Современные средства коммуникаций, в частности – Интернет - позволяют нынешнему поколению без особых хлопот найти любую интересующую информацию. В рамках одной статьи нет необходимости перечислять все походы подводных лодок 30-ой флотилии, весь личный состав служивших на этих лодках и даже фамилии, адреса тех, кто из них дожил до наших дней. Все это возможно, но уже в фундаментальных военно-исторических трудах для более узкого круга специалистов. На Черном море в результате боевых действий подводных лодок U-9, U-18, U-19, U-20, U-23, U-24 были потоплены: ТЩ-11 («Джалита»), транспорт «Рион», баржа в 1000 т водоизмещения, БТЩ-410 («Взрыв»), танкер «Вайджан Кутурья», транспорт «Пестель», десантные баржи ДВ-26, ДВ-36, ДВ-37, судно «Шквал», судно «Танаис», судно «Смелый», транспорт «Оитуз», БТЩ-411 («Защитник»), танкер «Эмба», СКА-088, СКА-0376 и еще девять кораблей и судов названия которых пока не установлены. Были повреждены, выведены из строя: СКА-0132, СКА-099, СКР «Шторм», танкер «Иосиф Сталин», транспорт «Передовик», ТЩ-486 («Советская Россия»), танкер «Кремль». Во время нахождения на боевых позициях подводная лодка U-9 получила легкие повреждения в результате атаки неопознанного самолета, U-20 была существенно повреждена 26 июня 1943 года глубинными бомбами с кораблей охранения конвоя в районе Туапсе, через три дня дошла до базы, а уже 11 июля вышла в очередной поход. Лодка U-24 27.03.44 вела бой в надводном положении с внезапно ее атаковавшими двумя катерами типа МО. Лодка ушла на глубину потеряв из верхней вахты одного убитым (старший матрос Ехан Вулбич) и двух ранеными. Кроме того, все лодки часто подвергались атакам с воздуха, но безрезультатно. Других боевых потерь флотилия не имела. Сам командир флотилии погиб 10 мая 1944 года в результате летной катастрофы. Вылетел из Констанцы по вызову Денница и через несколько минут после взлета самолет разбился. Вызов Денница был не случаен: во-первых, необходимо было выработать план действий флотилии в условиях изменившихся соотношений сил на Черном море (советские войска взяли Крым и успешно теснили румын к Одессе), а, во-вторых, хотел лично поздравить на следующий день своего, одного из лучших, ученика с днем рождения. Только через несколько месяцев после гибели пришел, наконец, приказ о присвоении ему чина капитана 2 ранга …. посмертно. Лодки U-18, U-20, U-23 10 сентября 1944 года были затоплены своими экипажами у турецкого берега в районе Эрегли. Команды в полном составе сдались туркам и были до конца войны интернированы. Часть из них живы до сих пор и многое еще помнят из тех событий. Экипажи подводных лодок во время погрузки для эвакуации по Дунаю. Экипажи лодок U-9, U-18, U-24, затопленных в результате бомбежки Констанцы, большей частью были эвакуированы в Германию. Эти экипажи составили основу для вновь формируемых команд еще стоящих на стапелях будущих «супер-электролодок», одного из «чудо-оружия возмездия» последнего Рейха, подводных лодок ХХI и ХХIII серий. Но это уже другая история. 2005 год, г.Феодосия. Кузнецов А. Потери пл противников СССР в ВОВ Черное море
Здесь нет никаких загадок, связанных с гибелью подводных лодок противника. Всего против ЧФ в течение войны действовали 15 субмарин: 6 немецких, 3 румынских и 6 сверхмалых итальянских. Нужно отметить, что итальянские "малютки” использовались как обычные малые подлодки, а не для проведения диверсионных спецопераций. Черноморский флот оказался наименее удачлив в области противолодочной обороны. Ни одна субмарина противника не погибла в боевых походах. До знаменитого удара по Констанце 20 августа 1944 враг потерял лишь одну лодку.
CB-5 (тип CB)
6 итальянских сверхмалых подводных лодок были переброшены в Констанцу в мае 1942 года. Их планировалось использовать в первую очередь для блокады Севастополя. CB-1, CB-2 и CB-3 прибыли в захваченную немцами Ялту 5 июня, а CB-4, CB-5 и CB-6 – 11 июня.
Как раз в это время планировался набег на Ялту, для чего был выбран единственный на Черном море торпедный катер типа Д-3(см.ссылку №2) (командир - старший лейтенант О.М. Чепик, обеспечивающие в этом походе – старший лейтенант К.Г. Кочиев и капитан-лейтенант Г.Д. Дьяченко). Катер вышел из Анапы и утром 13 июня на малом ходу подошел к порту. Введенный в заблуждение противник открыл огонь только после того, как "Д 3” выпустил обе торпеды. На выходе катер подавил огневую точку на молу и без потерь и повреждений ушел в базу(см.ссылку №3). Командир доложил об уничтожении брандвахтенной баржи, но фактически уничтожил подлодку CB-5 (младший лейтенант Фарольфи). В момент попадания торпеды на лодке никого не было, поэтому экипаж остался цел(см.ссылку №4) . Итальянцы почему-то считали, что одновременно с катером в ударе участвовали самолеты. Чья торпеда поразила лодку, они точно не знали, но впоследствии на Западе укоренилась и до сих пор господствует версия, что CB-5 погибла во время авиационного налета. До своей гибели она не успела совершить ни одного боевого похода.
Итальянские лодки, безусловно, представляли реальную опасность для Черноморского флота. Хотя вопреки многочисленным версиям все их атаки в 1942 году были безуспешными, в августе 1943 года CB-4 действительно потопила нашу подлодку "Щ-203”. Поэтому вполне вероятно, что удачный рейд "Д-3” избавил нас от дополнительных потерь. И уж во всяком случае, хотя бы немного уменьшил давление противника на жизненно важную коммуникацию Новороссийск – Севастополь.
Немецкие подлодки (30-я флотилия) действовали без потерь почти до самого конца боевых действий. Самым заметным ударом противолодочников ЧФ можно считать повреждение U 18, да и это событие произошло при довольно печальных обстоятельствах.
18 ноября 1943 года в 19:16 танкер "Иосиф Сталин” на переходе из Туапсе в Батуми в районе Лазаревского получил попадания двумя торпедами с подводной лодки U 18 (обер-лейтенант цур зее Карл Фляйге). Поврежденный танкер вернулся в Туапсе. Утром 20 ноября он снова вышел в Батуми под эскортом сторожевого корабля "Шквал”, четырех базовых тральщиков, четырех сторожевых кораблей и пары самолетов МБР-2. Фляйге пытался добить судно, но U 18 была забросана глубинными бомбами. Фляйге насчитал 52 взрыва, лодка получила повреждения, которые ей пришлось ремонтировать в Галаце до января 1944 года.
Отмечен еще один случай, когда лодка 30-й флотилии была вынуждена прервать поход после полученных повреждений. 26.6.1943 во время подготовки к переходу все того же "Иосифа Сталина” один МБР-2 юго-западнее Туапсе удачно сбросил две бомбы на U 20 (обер-лейтенант цур зее К. Шёлер). На лодке вышла из строя вентиляция и трюмная помпа, Шёлеру пришлось возвращаться в Констанцу. Впрочем, через две недели U 20 уже вышла в новый поход.
Все остальные успехи ПЛО ЧФ ограничивались тем, что удавалось срывать часть атак по транспортам.
31 марта 1944 во время налета штурмовиков на Феодосию одна бомба попала в левый борт U 9 (обер-лейтенант цур зее Хайнрих Клапдор), в прочном корпусе образовалась трещина длиной 10 см, были и повреждения от обстрела из бортового оружия. Клапдор получил осколочные ранения и оставил командование. U 9 была отремонтирована в Констанце менее чем за месяц.
Знаменитый налет на Констанцу 20 августа 1944 нанес гораздо больше ущерба подводным силам противника, чем все усилия Черноморского флота в предшествующие три года. В ходе хорошо спланированного и проведенного удара было потоплено и повреждено много кораблей и судов. Из подводных лодок U 9 получила прямое попадание и легла на грунт у пирса, а U 18 и U 24 были тяжело повреждены, также как и находившиеся под румынским контролем CB-4 и CB-6. Через пять дней немцы затопили U 18 и U 24, так как было очевидно, что Констанца вот-вот будет занята советскими войсками. Кроме того, Румыния, чтобы избежать полной катастрофы, перешла на сторону СССР.
29 августа при занятии Констанцы в числе прочих кораблей и судов были захвачены румынские подлодки "Марсуинул” и "Рекинул”, а также все пять оставшихся "малюток” типа CB. Третья румынская подлодка, "Дельфинул”, была захвачена в Дунае.
Три последние немецкие лодки действовали в море вплоть до исчерпания автономности, а потом были затоплены экипажами у турецкого берега. Вопреки распространенным представлениям, они затопились не в одном месте и не в одно время. U 20 пошла ко дну у Карасу 10 сентября в 21:30 (22:30 по Москве), U 23 - у Агвы в тот же день в 23:45 (00:45 11 сентября), а U 19 – 11 сентября в 22:35 (23:35). В этот момент подводная угроза на Черном море исчезла.
Румынские и итальянские подлодки (за исключением CB-6) были включены в состав Черноморского флота. U 9, U 18 и U 24 подняли и зачислили в списки, но так и не отремонтировали. Итальянские лодки также не стали вводить в строй и в 1945 году исключили. Две румынские лодки были возвращены, а "Марсуинул” 20.02.45 затонула в Поти от взрыва своих торпед, поднята, отремонтирована, но в 1950 году исключена из списков.
Категория: Мои статьи | Добавил: Warman (23.09.2010)
Просмотров: 6042 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 1.5/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Категории раздела
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 18
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0